Шрифт:

АЛЕКСАНДР БУГРОВ

РОМАН - БЫЛЬ

ТЕССА

(в конце есть словарик терминов*)

Небольшая коричневая планета номер *LB302 одиноко висела в темноте. Окутанная атмосферой как тонким пуховым одеялом она, казалось, представляла собой единственный реальный предмет в этой части галактики. Далёкие яркие звёзды, как драгоценные самоцветы украшали тёмное безмолвие. Посреди глубокой синевы планета медленно и величественно поворачивалась, показывая солнцу новые тёмно-коричневые разводы своей поверхности.

Огромная тёмно-серая туша военного крейсера среднего радиуса действия, закрыла собой часть планеты. Главные двигатели крейсера были выключены и он медленно *дрейфовал двигаясь по орбите, вписываясь в космический пейзаж, в качестве мрачного искусственного спутника. Сейчас он был похож на уснувшее доисторическое могучее животное.

В вытянутом бронированном теле угадывалась спящая мощь, целеустремлённость, скорость, сила несущая смерть тем, кто выбрал не тот лагерь. На борту можно было разглядеть большие белые цифры - 131. Однако смертоносные малые крейсера среднего радиуса действия, по давно заведённой негласной традиции имели и собственные имена. По всем документам «131-й» имел официальное имя – «Ревнивая Мэри». Никто уже не помнил, кто ввёл в обиход называть женскими именами этот класс кораблей. Однако все они имели в названии женское имя, сдобренное каким-то прихотливым эпитетом. Бороздила космический океан и «Разлучница Присцилла» и «Злобная Энн» и «Коварная Жанна». Возможно, что женское имя корабля сподвигало флотских защищать, любить и заботиться о своём корабле как о любимой женщине, а может просто у кого-то раньше было неплохо с чувством юмора.

Крейсер имел вооружение, необходимое для уничтожения врага, как в космическом пространстве, так и на планете, мог нести в себе десант. Однако сейчас кубрики десанта пустовали, и на борту кроме экипажа было только несколько офицеров десантников. Несмотря на то, что сейчас в галактике было все спокойно, Военное ведомство всё же предпочитало держать военные суда не в гавани, а на постоянном патрулировании «зоны ответственности правительства», чтобы напоминать о своём присутствии тем, кто не хотел жить в порядке и в согласии с установленными порядками. Да и флотских нужно было держать в тонусе, иначе на берегу они причиняли очень много неудобств полиции своей неукротимой жаждой нарушать «береговые правила».

Казалось, весь корабль спал, только в боевой рубке горел неяркий свет. Во время дрейфа достаточно было присутствия на вахте только одного дежурного офицера, для подстраховки автоматики. Наступало корабельное утро, и в рубке происходила смена вахты. Два молодых офицера в будничных офицерских комбинезонах обменялись крепким рукопожатием. Еще заспанный и вялый после сна майор Дэниел Кранц водрузился на вертящееся кресло:

- Спокойной ночи, везунчик, - закрывая рукой зевок, не оборачиваясь, сказал он, глядя в пространство за квадратными прозрачными окнами.

- Спокойной вахты, Дэн, - весело произнес, стоя уже возле порога второй офицер. – Посматривай за левым бортом, там пришвартована какая-то прогулочная яхта. И сейчас её заводят в шлюз. И не спи, у старика бессонница. – На правой стороне комбинезона мелькнула табличка с надписью «Алекс Гор. Старший помощник».

- Капитан швартовку разрешил? – недовольный тем, что ему не дадут подремать спросил Дэниэл, лениво просматривая исписанные последние страницы бортового журнала.

- Да, он в курсе. Скажу больше, это его гости, так что будь внимателен, - и Алекс закрыл за собой герметичную дверь.

Он сразу оказался в тихом, пустом коридоре, после полумрака рубки коридор казался ярко освещенным. Несмотря на ночную вахту, настроение было приподнятое, усталости не было. Спать было неохота. Алекс шёл по коридору, в мягком покрытии которого тонули все звуки, напевая в полголоса любимый «Флагманский марш», популярный среди флотских. Офицерский будничный сине-серый *комбез молодцевато сидел на его подтянутой спортивной фигуре. На ногах стандартные черные внутрикорабельные ботинки, на груди виднелась орденская планка с наградами.

В конце длинного коридора показались фигуры трёх человек. В одной он безошибочно узнал своего седого командира корабля. Алекс мгновенно застегнул распахнутый ворот комбинезона и оправился. *Кэп по обыкновению был сумрачен, но сейчас на его губах непривычно играла лёгкая добрая улыбка. Второй был адъютантом командира корабля, который как тень всегда следовал за своим хозяином. Специально обученный и вымуштрованный он никогда не улыбался и всегда говорил только о делах. Поговаривали о том, что у адъютантов был имплантирован блок искусственной памяти, который автоматически записывал все происходящие события. Таким образом, военное ведомство могло в любой момент получить незаинтересованную, независимую точку зрения на то, что произошло. Хотя это, возможно, были только слухи, но в присутствии адъютанта смолкали любые двусмысленные беседы офицеров. Взглянув на третью фигуру, Алекс неожиданно осознал, что это была женщина! В элегантном, обтягивающем тело под самый подбородок чёрном летном комбинезоне, который защищал тело от перегрузок и высоких чёрных сапожках, с небрежно распущенными длинными волосами она легко шла по коридору, что-то с улыбкой говоря вполголоса капитану. Это было настолько неожиданно для военного корабля, что Алекс слегка разволновался. Он невольно залюбовался ею, стройная женственная с открытой обаятельной улыбкой, она казалась просто какой-то сказочной космической принцессой - амазонкой. В руке она держала чёрный пилотный шлем, который одевали только пилоты. И Алекс тут же почувствовал сильное уважение к этой незнакомке. Водить космический челнок – это вам не кастрюльками на кухне греметь и не бёдрами вертеть на дискотеке.

Приблизившись, командир рассеянно кивнул Алексу, в коридорах корабля честь не отдавалась. Адъютант испытывающе вперил на долю секунды свой холодный взгляд на Алекса и тут же, как бы оценив, потерял к нему интерес. Незнакомка, «принцесса» как прозвал её про себя Алекс, перестав говорить с капитаном, повернув голову, взглянула на Алекса своими глубокими глазами. Было ощущение, что произошла встреча. Она заметила его, и он увидел её, было ощущение, как будто внутри него открылась какая-то плотина, и энергия полилась наружу к ней. Это было мгновенное общение без слов, которое было понято обеими сторонами. Казалось он утонул в её глазах, они были красивыми и одновременно умными, было видно, что за короткое мгновение встречи она успела его рассмотреть и оценить. В её глазах была живость, какой-то весёлый неуёмный блеск, какая-то таинственная глубина и в то же время какая-то серьёзность. Всё это длилось какую-то секунду и вот они уже разминулись. Алекс поймал себя на том, что позабыв обо всех приличиях, он остановился и смотрит вслед незнакомке, на её ладную фигуру с выразительной талией, бедрами и волосами, непокорно разметавшимися по плечам. Она шла так энергично и в то же время по-женски, как будто каждый шаг доставлял ей радость. «Ну, обернись, ну, пожалуйста» - молил про себя Алекс. И вот троица скрылась за поворотом, ведущим в каюту капитана корабля, по обычаю расположенную рядом с капитанским мостиком.

«Да что ты, в самом деле!» - огорчённо одёрнул себя Алекс и направился по коридору в сторону своей каюты. «Дурак! Кто ты, и кто она!» – ругал он себя. – «Практически небесная богиня. А таких как ты офицеров среднего звена она, наверное, и не удостоит своим разговором». Тем не менее, душа просто пела. Неуёмная радость поднималась в груди. «Ну, ты одичал, один взгляд красивой девушки и ты уже на небесах» - он улыбнулся. Пройдя ещё пару поворотов, он открыл дверь своей одноместной маленькой каюты. В каюте автоматически включилось освещение, осветив стол, иллюминатор, кровать, полки с книгами. Зайдя внутрь, он скинул ботинки и, не раздеваясь ловким движением, подкинул своё тело горизонтально над койкой и мягко приземлил его на руках на живот. Перевернулся на спину. «Всё. Спать». Но всё же эта встреча никак не выходила у него из головы. Снова и снова он прокручивал момент встречи. Расстегнув комбинезон на груди, он лежал при слабом свете ночника с широко открытыми глазами и смотрел куда то вдаль на потолок или ещё дальше, в глубины космического пространства. Руки с расстегнутыми рукавами были заложены за затылок. «Какая красивая женщина, какое необычное существо» - думал он. Хотя и не сказать, что она была какой то супермоделью или одной из тех актрис, которые улыбаются с экрана. Но эти глаза, при воспоминании, о которых сердце начинало сладко замирать и биться с перебоями! В них можно было просто утонуть. И она на него посмотрела! У него не было и тени сомнения, что это была она! Та самая! Хотя кто знает, что у неё внутри. Бывало, встречал он раньше красивых женщин, но после недолгого разговора понимал – нет, не она. Как будто что-то не сходится, нет понимания, - красивая оболочка, и всё. А хотелось восхищаться не только женщиной, но и человеком. Майор космических сил Алекс Гор давно уже приобрёл некоторую житейскую мудрость, и не кидался на первую встречную, только потому, что её ноги заманчиво выглядывали из под короткой юбки. Он искал Её, ту, что тронет его сердце, ту ради которой стоит жить, писать стихи, о которой можно мечтать. Ту родную душу, которая войдёт в его пространство и сможет быть там комфортно. Ту, которой он простит любую выходку, просто потому что любит.

Бывало после развода, он перебирал женщин одну за другой, казалось любовь найти несложно, так же как несложно найти общий язык с любым человеком. Однако после сближения он чаще всего понимал, что в очередной раз ошибся и вместо любви получил проблему. Поэтому он решил раз и навсегда. Беседы, дружеские отношения с женщинами – это нормально. Встретится, поболтать о том, о сём, обо всём и ни о чём в надежде на то, что вдруг зажжётся сердце, проскочит искра, вспыхнет огонь.. Но проходили месяцы и месяцы, а искры всё не было.

Иногда, когда он видел влюблённые парочки, там на твёрдой земле, его сердце наполнялось теплом, мол всё же есть оно, это что-то. Любовь, нежность, доверие и счастье. Отчаявшись найти любовь, он переключился на работу. Военные силы всегда нуждались в квалифицированных кадрах. Будучи высококлассным пилотом и имея за плечами техническую подготовку, Алекс быстро прошёл офицерские курсы повышения квалификации. И, в конце концов, дослужился до старшего помощника крейсера «Ревнивая Мэри». Не раз он, участвовал в военных заварушках и заслужил немало благодарностей и наград, Алекс очень гордился своим положением и своим экипажем.

Незаметно для себя Алекс погрузился в царство Морфея, царство снов и грёз. Заснув он уже не заметил, как мелко задрожала палуба, что означало, что главные двигатели запущены и металлическое тело корабля уже начало набирать ускорение, чтобы покинуть орбиту этой планеты и лететь дальше в чернильном космосе, поглощая километры пустоты. Планета LB302 удалялась и становилась всё меньше и меньше.

«Ревнивая Мэри», завершала поход по намеченному маршруту. Сутки запланированного дрейфа вокруг этой полу обжитой планеты истекли, и пришла пора двинуться дальше.

Весь следующий день прошёл в суматохе. Вышел из строя один из восьми двигателей «чёртовой девчонки», как ворчливо сообщил Алексу старший механик. И Алекс вместе с командой других инженеров сутки не вылезал из машинного отделения. Несмотря на то, что военных действий не было, потеря одной восьмой всей скорости рассматривалось как чрезвычайное происшествие. Разбирали огромный двигатель, кропотливо находя с помощью электронных дефектоскопов вышедшие из строя детали и заменяли их. Под конец суток грязные, но довольные они запустили его. Двигатель работал ровно без перебоев. «На пять с плюсом», как оценил командир корабля, лично спустившийся в машинное отделение проверить работу. После окончания работ Алекс не пошёл вместе со всеми в видео зал смотреть фильм, который как раз собирались показывать. В последнее время фильмы о длинноногих примах, которые загорали на далёких пляжах, наводили на него тоску и он откровенно скучал. И если и ходил на подобные фильмы, то обычно хохмил, комментируя события, от чего весь экипаж покатывался со смеху. Быстро приняв душ у себя в каюте и побрившись, он пошёл не в кают-компанию, а в столовую команды, чтобы подкрепиться. Ему всегда нравилось обедать вместе с экипажем, там было просторно и весело. Хотя в этот час там должно было быть пусто. Проходя по коридору, он с несколько раз оборачивался, как бы желая кого-то увидеть и немного грустно улыбаясь своим мыслям. Зайдя в столовую команды, он направился к автоматической стойке выдачи пищи и начал набирать блюда на поднос. В большой светлой столовой был занят только один стол. За ним сидели несколько офицеров из космического десанта и флотских. И… о чёрт – она! Внутри у него всё возликовало, и его забила бурлящая дрожь. Быстро покидав еду на поднос, он подошёл к столу и уселся. Все так были заняты разговором, что никто не обернулся, кроме Дэниела, который был здесь же.

- О, Алекс! Дай пять! – Дэниел весело хлопнул его по подставленной ладони. – Круто вы разобрались с движком. Кэп отметил вас в своём вечернем обращении к экипажу…

Алекс слушал его в пол уха. Всё его внимание было привлечено к другому концу стола, где сидела «принцесса». Она сидела на углу стола, расслаблено закинув ногу на ногу, потягивая из высокого бокала оранжевый напиток через соломинку. Казалось она отдыхала несмотря на общество этих вояк, с интересом отвечала и нисколько не смущалась такого внимания со стороны мужчин. Она была в рабочем светло-голубом комбинезоне, волосы не были распущены, а собраны в косичку, которая небрежно была перекинута через плечо. Воротник *комбеза был вольно расстегнут. Казалось, её забавляли и в то же время интересовали эти люди, в её глазах прятался озорной огонёк. Она скользнула взглядом в сторону Алекса, чуть задержавшись, или ему это только показалось.

- Тесса, - спросил её Янг, немолодой уже офицер десантник. – А вы давно знакомы с нашим командиром?

«Тесса! Вот это имя!» - восхитился про себя Алекс, поглощая пищу ложка за ложкой, даже не чувствуя её вкуса.

- Лет наверное двадцать. Он хороший друг нашей семьи. И я помню его совсем ребёнком. Он уже тогда был флотским офицером и всегда при встрече, усаживая меня на колени, вручал мне какую-нибудь привезённую безделушку, - просто ответила Тесса.

- Везёт! На колени! – хохотнул молодой здоровяк десантник, под всеобщий гул одобрения. – Я тоже не прочь бы посадить к себе на колени такую красотку!

- Угомонись Дугз, - в тон ему весело воскликнул его друг Хикс. – на колени тебе можно безопасно положить только шестиствольный крупнокалиберный пулемёт. Да и то, видели бы вы лицо арсенальщика, когда он выдаёт ему эту игрушку. Каждый раз он думает, что Дугз в порыве нежности согнёт пулемёт своими лапами.

Все весело заржали, хлопая Дугза по спине.

- Да, уж помните, как было на LB701, когда попали в засаду. В перестрелке с фрилоадерами шальная пуля разворотила его игрушку, так он волок свою старушку три мили и потом торжественно сдал свою подругу арсенальщику и чуть не плакал.

- Да уж, тогда хреново было! Я уж думал, всё – нам конец. Если бы тогда не вызвали огонь с «Мэри» на себя и не шарахнули бы с воздуха из главного калибра, ни за что бы не оторвались от преследования. Думал – сдохну, так со своей подругой, - признался Дугз.

- Зато, помнишь, как мы понравились тем девочкам-диспетчерам на LB012? – встрял в разговор флотский пилот истребителя Верзбовский, - Мы тогда прилетели с миссией на трёх истребителях. Моя всё не хотела меня отпускать.

- Да! Но если б видел кто портрет принцессы той! - воскликнул под всеобщий смех Дэниел.

- Да какая разница, - обиженно вскричал Верзбовский, - тебе то вообще достался мужик!

- Да ему всё равно, когда он выпьет! – раздалось дружное ржание.

Алекс уже закончил поглощать пищу и смеялся вместе со всеми. Всех этих людей связывали события, после которых становишься другом для тех, кто выжил на всю жизнь. И несмотря на иногда происходящие ссоры и размолвки он знал, что если в него будут стрелять всегда найдется кто-то, кто подставит свой борт под огонь. Смеялась и Тесса, забавляясь от души, слушая их рассказы.

- Да тихо вы черти полосатые, - урезонивал расшалившихся детей войны Янг. И обращаясь к Тессе, - если они начнут рассказывать о своих подвигах, то можно слушать хоть сутки. Тихо вы!

- А вы родом с какой планеты? – с любопытством спросил Тессу Хикс, когда, наконец, все перестали смеяться над Дугзом и хлопать его по спине.

Алекс сидел и смотрел на Тессу во все глаза. Он получал огромное удовольствие от того, что может пялиться на неё, чувствуя себя так легко и непринуждённо. Энергия, проистекающая прямо из его сердца шла беспрепятственно прямо к ней. Он наслаждался её присутствием. И, хотя здесь и было столько народу, он казалось, был только с ней. И ему постоянно казалось, или возможно он только хотел, чтобы было именно так, что когда она говорит, глядя на присутствующих её взгляд останавливается на нём чуть дольше, чем на остальных

- Моя планета расположена на окраине галактики. И мало, кто знает это название. А её кодировку, LB или как у вас там, я не знаю, - добавила она улыбаясь. Её взор как бы устремился в далёкое пространство. – Хотя многие стремились туда попасть с давних пор, попадали туда не многие.

- Вот как? И чем же она примечательна эта планета? – слегка насмешливо спросил офицер связист. – Там что, много хорошеньких девушек? Так мы сейчас быстро нанесём это место на карту. – Все дружно загоготали.

- Вот именно, - спокойно ответила Тесса. – Никто не знает, сколько точно лет нашей расе. У нас не так развита техника и электроника, как на обычных планетах. Зато женщины нашей планеты издревле носят в себе удивительный дар. – Её голос начал звучать тише, глаза испытующе обвели присутствующих. Но в глубине глаз горел озорной огонёк. - Этот дар даёт посвящённым необыкновенную магическую силу, способность управлять предметами и будущим, дар предвидения, способность разговаривать с животными.

- Ведьма! – вскричал поражённый Дугз, который сидел с открытым ртом. – Я так и знал!

Алекс обвёл глазами присутствующих, и ему стало немного неловко за них. Никто из присутствующих уже не улыбался. Эти сильные и ловкие люди, которые не раз смотрели смерти в лицо, которые могли управлять смертоносными машинами стали вдруг тихими как дети, слушающие страшную сказку, когда услышали о том, что могут быть способности управлять людьми и окружением без использования технических средств и оружия. Все боялись, когда речь заходила о том, что с разумом можно что-то сделать. Тема о невидимом воздействии редко была предметом общих обсуждений. И чаще всего этого избегали. Сам Алекс много читал на эту тему и интересовался этим. В его шкафу было много запрещённой Уставом литературы, которую он контрабандно проносил на корабль.

- Вот именно, ведьма, - удовлетворённо заметила «принцесса» доверительным шепотом. Она ещё раз обвела внимательно взглядом всех присутствующих. Но внимательный наблюдатель заметил бы сейчас в её глазах немалую долю озорства. – Ещё моя прабабушка, поговаривали в нашей семье, могла общаться со зверями, внезапно пропадать и оказываться за тысячи километров, разговаривать духами и превращать людей в лягушек. – В зале воцарилась мёртвая тишина. Было явственно слышно тихое гудение ламп под подволоком. В наступившей тишине Дугз громко сглотнул. – Но в наше время, эти способности почти утратились. Почти… - добавила она. – А в старые времена многие важные мужи пытались заполучить в качестве жены молодую «ведьму»,- она усмехнулась, посмотрев на Дугза. – фею с нашей планеты. Однако некоторым от этого не поздоровилось.

- Почему же? – Хикс весь вспотел, и весь его вид указывал на усиленную умственную деятельность. Привыкший к более явному раскладу сил, он ещё никак не мог уразуметь, что его так пугает в этой красивой молодой женщине.

- Всё очень просто, - откинувшись назад, сообщила Тесса. – Если решил стать мужем космической феи - ты должен быть чист перед своей совестью, как стёклышко. Все злые мысли, неэтичные поступки, всё это будет отражено чистой душой феи. И как от зеркала луч отразится и падёт на того, кто решил обратить на неё свой выбор. Бывало такое, что мужчина через год-два после свадьбы скоропостижно умирал от какой-то болезни или сходил с ума. Фея не простит измены. Её природа такова, что она отражает всё плохое. Но те принцы, короли и президенты, кто смог взять себе в жёны фею и остался жить – правили долго и мудро. Ведь они были чисты, но повезло не всем.

Присутствующие молчали, кто-то прятал взгляд, кто-то разглядывал усиленно свои ногти. Тесса, казалось, была удовлетворена произведённым эффектом. Первым очнулся офицер-связист. Извиняющимся голосом он сказал, что скоро вахта и удалился. Вслед за ним потянулись под разными предлогами остальные. Кто-то вспомнил, что в кубрике команды идёт фильм, кто-то сослался на усталость. Последний уходящий – Дугз, выходя из столовой команды, запнулся и чуть не упал, так как постоянно опасливо косился на Тессу, чем вызвал у неё искренний смех. Рассмеявшись она достала платок и улыбаясь уголком вытерла слезы, выступившие из глаз.

Алекс сидел и неотрывно смотрел на Тессу. Она нравилась ему всё больше и больше. Её рассказ взволновал его и, как будто сделал её родней и ближе. Она повернулась к нему.

- А вы почему не ушли? – её насмешливые глаза смотрели прямо и откровенно.

- Извините, принцесса, если вы не возражаете, то я останусь. – он улыбнулся со своего края стола.

- «Принцесса»? – удивлённо переспросила она, - почему вы назвали меня принцессой.

- Извините… - Алекс смутился и понял, что выдал себя, не зная как теперь выйти из ситуации. – Вы такая… - Алекс беспомощно развёл в воздухе руками, как бы показывая, какой он её видел, - такая, что я просто не смог подобрать другого слова, а когда я увидел вас в коридоре, я не знал, как вас зовут, и назвал «принцессой».

- Странно, - теперь казалось, она была смущена. – Мы не встречались раньше? Хотя нет, я бы вас запомнила. – Она задумчиво и пристально глядела на него. А ведь вы правы, - она усмехнулась и, как бы стряхивая воспоминания, откинула косичку назад. – а ведь я и правда должна была стать принцессой. Так у нас называют девушек – фей, которые были избраны для передачи мудрости от старых ведьм. Принцесса Тессионора, но… - она грустно улыбнулась и как бы погрузилась в воспоминания.

- Должна? – Алекс осторожно пересел к ней поближе и теперь сидел рядом, - но не стала? Что же помешало?

- Что или вернее кто. – грустно сказала она. – Преемницей знаний может быть только та, у кого проявились зачатки силы феи и только юная девушка, не знавшая мужчины. А я была влюблена... С тех самых пор советом фей на меня возложено одно обязательство. Я должна выполнить задание совета фей, чтобы искупить это. Вот я и мотаюсь по галактике, стремясь это выполнить.

- Что же это за задание? – Александр затаил дыхание. Ему показалось, что он прикоснулся к её душе, такой трепетной и открытой.

- Боюсь, что вы не поймёте, да и нельзя мне рассказывать. Для вашего же блага нельзя, - добавила она твёрдо, взглянув ему прямо в глаза. - Могу только сказать, что я должна найти одного человека.

- А я не боюсь, - спокойно ответил Алекс, выдерживая её испытующий взгляд.

- Я это заметила, - сказала она со смехом, чуть расслабившись. – смотрите, как разбежались ваши товарищи. Теперь будут сторониться меня как огня. А мне это только на руку, не люблю назойливого внимания мужчин.

- Знаете Тессионора, - он произнёс это имя с заметным удовольствием. – А давайте я принесу вам чего-нибудь поесть. Что вы любите?

- Можно просто Тесс, - с улыбкой сказала принцесса. Она достала тонкие женские сигареты и зажигалку из кармана комбинезона. – Курите? Хорошо. – сказала она увидев отрицательный ответ. Она разглядела надпись на табличке его комбинезона. – Найдётся ли, Алекс, в вашей забегаловке приличный крепкий кофе и немного печенья?

- Будет сделано, мэм, - вытянувшись в струнку шутливо козырнув, Алекс в припрыжку понёсся к стойке-автомату.

Наливая кофе, и укладывая на поднос с десяток разных пачек печенья, он всё думал о том откровении, что услышал от неё. Вот так просто она рассказала ему об этом. А ведь скорее всего это была самая настоящая драма в её жизни. Эта женщина была намного смелее и сильнее самого крутого десантника на его корабле, думал он.

Полуобернувшись он увидел её тёплый и внимательный взгляд, направленный в его сторону. Она курила за столом, стряхивая пепел в стоящую на столе пепельницу. Он помахал ей рукой и искренне улыбнулся. Его заполнила нежность к этой женщине-амазонке. Хотя он ещё и не осознавал, что происходит в полной мере, но его сердце наполнилось тёплым светом. Тем самым светом любви, который невозможно подделать, который либо есть, либо его нет.

О, милая моя

Твоё доверие

Как огонёк свечи

Такое хрупкое

И драгоценное

Дыханием

Боюсь я загасить его

* * *

«Идиотский причал!» - в сердцах ругался Алекс, запнувшись в очередной раз о неровный стык в плитах. Он спешил по старинному космодрому перевалочной базы на небольшой планете LB-111. – «Ни тебе транспорта, ни тебе нормальной ровной поверхности!». Площадка была очень старой, и была уложена не ровным современным несгораемым покрытием, а большими старыми бетонными плитами, которые кое-где осели, где-то потрескались, сквозь щели прорастала трава и кое-где даже чахлые кустики. День был солнечный, но радоваться ему было некогда - дел было по горло. На сравнительно большой площади то тут, то там стояла различная космическая техника. Челноки, обслуживающие механизмы, смотря на которые брало сомнение – находится ли это в рабочем состоянии или это уже лом. До крейсера было ещё метров 500, здесь «Ревнивая Мэри» заправлялась горючим, водой и по случаю можно было разживиться запчастями. Именно запчастями, будь они не ладны, и занимался Алекс. Погрузив на обветшалом складе всё в допотопный *гравитационный кар он обнаружил, что ему самому места там не нашлось. Ругнув в сердцах отцов – основателей он плюнул и заспешил к кораблю пешком.

Изредка навстречу ему попадались пилоты-одиночки и механики в засаленных *комбезах – база была открыта для всех. Обходя круглую, похожую на перевёрнутую воронку посудину, в которой всё же угадывались черты отжившего своё старинного корабля, он вдруг нос к носу столкнулся со спешащей девушкой пилотом.

- Ты!? – Алекс остановился, как вкопанный – прошло около месяца с их первой встречи на борту «Ревнивой Мэри».

Это была Тесса, куда-то торопившаяся. В своём элегантном комбинезоне, сапожках, с развевающимися на ветру волосами, в одной руке она держала ворох каких то бумаг, в другой – свой лётный шлем.

- Господи, Алекс, - её тонкие выразительные брови на секунду приподнялись, - вот уж не думала тебя здесь встретить.

- Ух, ты! – больше всего Алексу хотелось сграбастать её сейчас в свои объятия и крепко обняв, оторвать от земли и прижать к сердцу. Но пока он колебался, время ушло и сейчас это было совсем не к месту. – «Да и чёрт с ним», - Он широко улыбался, - я чертовски рад тебя видеть!! Это просто невероятно, что я увидел тебя в это дыре, Тесса! Какими судьбами?

- Заправка, - она небрежно махнула рукой в сторону, - вон моя «Чайка» стоит.

Проследив за направлением, указанным Тессой, он увидел вдалеке белый хвост одноместной яхты.

- Ты знаешь, я очень спешу, - вдруг сказала Тесса. Её чуть насмешливые глаза смотрели прямо и твёрдо. – Пока! Ещё увидимся! – она легко развернулась и быстро стала удаляться в сторону своего корабля.

- Пока! – крикнул запоздало Алекс, - глядя вслед быстро удаляющейся девушке. Пока она не скрылась за ржавевшей техникой.

«Пока. - с обидой подумал Алекс, - ни тебе ни извини, ни не обижайся». Но тут же его грудь наполнили тепло и радость. От прилива энергии он подпрыгнул, издав какой-то индейский клич. – «Вот это встреча!!! Да за это я готов хоть каждый день ходить пешком за запчастями». – Он с улыбкой зашагал к своему кораблю, обида сменилась восхищением. – «Ну, что за женщина! Какая сила, какое намерение. Просто «пока» и всё тут! Такая неуловимая и стремительная, как и её «Чайка». - Сердце билось со сладкими перебоями, так было всегда в последнее время, когда он думал о ней. Как бы в подтверждение его мыслей раздался грохот стартующих двигателей. Он оглянулся. Небо прорезал быстрой стремительной белой молнией летательный аппарат. – «Да уж! Вот это взлёт, лихачества ей не занимать! Хотя я бы не сказал, что это полезно для двигателя "Чайки». Он помнил, как она рассказывала, ему еще тогда на борту «Ревнивой Мэри» той ночью, что она была лучшим пилотом на лётных курсах. И постоянно доводила своим лихим пилотированием инструкторов до кондрашки.

«Скорость, свобода, независимость» - вспомнил он её слова. Они стояли рядом у большого выпуклого наблюдательного иллюминатора в средней части корабля, смотрели на звёзды и болтали. «Свобода в полном смысле слова» - именно это и прельщало её в одиночных полётах по космосу.

- Сегодня я в одном секторе галактики, завтра в другом, - говорила он улыбаясь

- Да как же это можно? – Алекс недоверчиво повёл плечами. – Ведь по таможенно-миграционному кодексу гражданское лицо должно подать заявление о пересечении границы сектора галактики минимум за месяц, и за две недели для перелёта на орбиту другой планеты.

- Кодекс!? – Тесса фыркнула как разозлившаяся кошка. – Кому он нужен этот кодекс? Я не спрашиваю ни у кого разрешения на перелёты. Я просто хочу и знаю, где я должна быть и я лечу. И я – свободна как ветер.

- Да, - прислонившись к переборке Алекс любовался её одухотворённым лицом, - у тебя, наверное, много неприятностей с орбитальной полицией?

- Много, это не то слово, - она задорно улыбнулась, - они просто спят и видят, как меня схватить и засадить за лучевую решётку. И лишь благодаря своей быстрой, как комета «Чайке» я ухожу от них. К тому же я подолгу нигде не задерживаюсь. Для заправки я выбираю нейтральные аэродромы и доверяю только тем, кого знаю лично.

Она была одиночкой. Она могла подолгу находиться один на один с космосом и с собой. Ей было скучна мысль о том, чтобы быть частью команды, частью группы. Зависеть от чьих-то приказов – это не по мне, как она говорила. Хотя ему показалось, что за этими словами стояло нечто большее, чем просто дух непокорности. Где-то в глубине её темных удивительных глаз он порой чувствовал какую-то глубокую печаль, острую ностальгию. И ему было понятно её желание иногда быть одной.

«Силы небесные, эх, если б я мог сделать так, чтобы этих глаз больше никогда не касалась печаль. Чтобы никогда из них не лились слёзы. Вселенский разум, можно я за неё буду плакать и страдать?! Ну что тебе жалко что ли, Господи?»

Алекс обошёл полуобгоревший, ржавый остов какого то корабля. «Но, что я могу ей предложить, что я ей могу дать? – думал Алекс, - Замужество, квартиру, быт, воскресные походы в театр и в гости?» - Это всё так не вязалось с её обликом, от которого веяло свободой, что он яростно сплюнул себе под ноги от досады. «Нет! Правильно! Ты молодец, умница! Держись от меня подальше. Ты – женщина мечта, женщина чайка!»

В нагрудном кармане запищал, вибрируя *мобильный извещатель команды. Вынув из кармана плоскую коробочку, Алекс прочитал на дисплее «Общий сбор». Алекс быстро набил ответ, указав, сколько минут ему потребуется для того, чтобы дойти до судна сунул извещатель обратно в карман и ускорил шаг.

Боюсь тебя я замарать

Своими грубыми руками

Свежа, чиста ты как родник

Непредсказуема, как ветер

Ведь не получится мне взять

И ветер в банку затолкать.

Как научится мне любить

Издалека, не прикасаясь

Как научится легче жить

Чтоб память прошлого забыть

Спрошу у старика совет

«Присутствуй» - был его ответ

* * *

Алекс уже несколько раз прошёлся по внутреннему коридору: шлюзовые камеры – рубка, рубка - шлюзовые камеры. Он знал, что утром Тесса покидает «Ревнивую Мэри» и испытывал жгучее щемящее желание снова её увидеть, ощутить на себе её гордый насмешливый взгляд хотя бы издалека. Одет он был в парадный белый китель и белые брюки. Он медленно шёл по коридору, глядя в пол и улыбался. Улыбался так по-доброму и в то же время так по-детски искренне своим мыслям, как не улыбался уже давно. В очередной раз выйдя из-за поворота к шлюзам, он увидел её. Тесса прощалась с командиром корабля, он жал ей руку и они что-то говорили друг другу, улыбаясь. Ему захотелось подбежать к ней, но присутствие капитана сдерживала его. Он колебался, не зная подождать ли ему или подойти. Как вдруг она, увидев его, энергично замахала свободной рукой. – Иди сюда, к нам! – в другой она держала шлемофон. Отбросив церемонии, Алекс пулей подлетел к Тессе и капитану.

- Ну вот, смельчак, я и улетаю, - она задорно улыбалась, глядя на него с симпатией. У Алекса сердце готово было то ли выпрыгнуть, то ли остановиться. Он улыбался, и казалось, напрочь забыл о присутствии командира и субординации. Сейчас для него в целой вселенной были только он и она. А может быть не было даже двоих, а было что-то одно. Глубокое, таинственно сильное и искреннее.

- Счастливого пути! – он что-то хотел добавить ещё, какие то положенные при прощании фразы. Но ничто не шло на ум, и он просто промолчал.

- Ну всё, не люблю прощаться, - сказала она весело и потянувшись к Алексу ловко поцеловала его. – Ты – чудо! Пока! Пока! – Махнула она рукой капитану и исчезла в шлюзовой камере, металлические двери закрылись.

Несколько секунд Алекс стоял в молчании, глядя на стальные створки двери как бы не веря, что её рядом нет. На душе было светло и радостно, хотелось петь, и кричать. Вспомнив о присутствии начальства, он четко повернулся к капитану.

- Простите сэр, я …- начал он

- Вам не за что извиняться старпом, - мягко прервал его капитан, и через секунду продолжил уже своим обычным наставительным тоном. – Уж если Тесса сказала, что вы чудо, значит так и есть! Вам всё понятно?

- Так точно! Разрешите идти?! – лихо козырнул Алекс, улыбаясь во весь рот.

- Идите! – он смотрел вслед удаляющемуся молодому человеку, и в его глазах светилась мягкая добрая улыбка, как воспоминание о её присутствии или может о былой любви. Он поправил свой белоснежный китель и направился к своей каюте.

Хотел бы подарить тебе Луну

Кусочек Солнца

Ласковых лучей касанье

Приятный летний ветерок

Весёлых птичек щебетанье

Хочу я радость подарить тебе

Твоя улыбка - мне награда

Хочу себя я подарить тебе

Прими мой дар

И больше мне ничто не надо

Реснички милые поцеловать

Волос твоих коснуться

С тобою рядышком уснуть

С тобою рядышком проснуться

В глазах глубоких утонуть

Себя не забывая

Сильную руку протянуть

Тебя оберегая

Как мне сродниться так с тобой

Чтоб расстоянье не было преградой

Так чтобы слышать голос твой

Чтоб постоянно быть тобой

Чтоб мог тебе я помогать

И в то же время не мешать

* * *

«Так, 12-й день похода» - быстро стуча по клавишам компьютера, Алекс создавал копию бортового журнала. Оригинал бортжурнала вёлся исключительно старым дедовским способом – запись ручкой на прошнурованных страницах бумажной книги. Так как бортжурнал являлся основным документом похода, ничего исправлять там не разрешалось. Однако для отчётов, которые крейсер посылал на базу нужны были также электронные копии - «14:35 на подлёте к LB025…». В тесном помещении штурманской рубки было светло, отсек был полностью забит радионавигационной аппаратурой, половиной из которой никогда не пользовались. Но того требовали правила – один аппарат должен дублировать другой, на случай его выхода из строя по внутренним или внешним причинам.

- Вахтенный офицер приглашается на мостик, - услышал он в динамике голос офицера наблюдателя. Алекс легко поднялся и одёрнув белый парадный китель, а именно так неслась вахта на боевом дежурстве, открыл дверь и сразу оказался в полумраке капитанского мостика.

- Что происходит, Карл? - Спросил он офицера наблюдателя, который сидел перед большим передним экраном в наушниках. Кроме Алекса на капитанском мостике было еще несколько офицеров, которые сидели на своих местах перед аппаратурой. Карл полуобернувшись к Алексу, весело указал рукой на экран:

- Вы только посмотрите, сэр, - несмотря на то, что они с Карлом были большими друзьями, Устав требовал обращаться к вахтенному офицеру на «Вы» и «сэр».

Алекс внимательно посмотрел на экраны, изучая обстановку. Три патрульных катера орбитальной полиции взяли в клещи небольшую яхту и упреждающими выстрелами вынуждали совершить вынужденную посадку на планету. Опытный пилот Алекс с первого взгляда определил, что дело нарушителя плохо. Несмотря на то, что скоростные характеристики яхты явно были намного лучше – она была практически в безнадёжном положении, ей не давали разогнаться, и белая яхта металась лишь в не простреливаемом треугольнике. Полицейские катера медленно и неуклонно подводили яхту всё ниже и ниже к границе атмосферы.

Вдруг у него защемило сердце.

- Срочно определите номер и позывные яхты, - приказал он Карлу.

- Уже сделано сэр, - мгновенно ответил Карл, отрываясь от экрана, - номер 271013, автоматические позывные «Чайка», - недоумённо глядя на встревоженное лицо Алекса.

У Алекса по телу прокатилась горячая волна, это была яхта Тессы. Оцепенение длилось пару секунд, и затем выражение лица Алекса изменилось. Глаза блеснули холодным гневом.

- Береговые крысы совсем нюх потеряли, видать переели отравы, - он хищно прищурился. Быстро развернувшись он подошёл к экрану прямой связи с каютой капитана и нажал кнопку вызова. Экран загорелся, и Алекс увидел белоснежный китель капитана. Кэп не спал, он повернулся к Алексу, отвернувшись от капитанского монитора оперативной обстановки, с помощью которого он мог следить за ситуацией напрямую.

- Вахтенный офицер, сэр, - доложил Алекс, лихо отдав честь, вытянувшись по стойке смирно, – докладываю обстановку…

- Я уже всё видел, старпом! – перебил его капитан. Он был сердит, лохматые брови были сдвинуты на глаза сильнее, чем обычно, но Алексу показалось, что он увидел боль в глубине глаз сурового командира. – Что вы предлагаете?!

- Разумеется, мы не можем вмешиваться, и полицейские разборки – это не наше дело, только… - Алекс выждал паузу, - разрешите занести в бортжурнал следующие записи: 14:35 ремонт оборудования автоматического распознавания позывных, 14:42 – произведены 2 предупредительных выстрела по группе контрабандистских судов.

- Что?! – густые брови капитана полезли вверх. – Это ведь… Ха! Будь я проклят! – нечасто можно было увидеть сурового командира смеющимся. Выражение его лица сменилось на то же хищное выражение, что минуту назад было у Алекса. Флотские питали к орбитальной полиции органическое отвращение, и никогда не упускали случая наступить им на мозоль. Военное ведомство было надёжной защитой для любого флотского, до тех пор, пока не было совершено какого-нибудь воинского преступления особенно неисполнения приказа или предательства и вот тогда оно карало нещадно. Поэтому на доклады и жалобы на стычки с полицией начальство не обращало серьёзного внимания.

- Действуйте! Какого чёрта вы беспокоите меня по пустякам, - кэп улыбался одними глазами, - И пусть эти ищейки попробуют прислать счет Военному ведомству. – Экран отключился. Алекс круто развернулся.

- Внимание Боевой Части - 2, - зычно скомандовал он, - орудия главного калибра боевая готовность!

- Есть боевая готовность! Боевая готовность главного калибра 5 секунд, - незамедлительно послышался в динамиках ответ оператора.

Мгновенно атмосфера в рубке изменилась, руки офицеров стучали по клавишам аппаратуры, раздавались быстрые негромкие сосредоточенные команды, подтверждения выполнения команд и доклады командиров отсеков. Казалось, даже воздух в отсеках корабля проникся этой напряжённой сосредоточенностью, как натянутая струна.

- Передайте в эфир. «Говорит военный крейсер бортовой номер 131. Трём контрабандистским судам незамедлительно отключить двигатели, дрейфовать и ждать указаний. При неподчинении открываю огонь на поражение». После передачи сообщения включить имитатор помех в эфире. – И выждав несколько секунд, Алекс скомандовал.

- Малый калибр, два предупредительный выстрела по группе судов, вспышка слева и справа, на расстоянии от цели 3 кабельтов. Огонь!

- Есть, два предупредительных слева и справа 3 кабельтов, - мгновенно донеслось из динамиков. И корпус крейсера пронзила дрожь, казалось сам крейсер, эта огромная машина уничтожения затряслась от предвкушения боя и возможности расправить застоявшиеся суставы. Два огромных огненных шара оранжево-жёлтого цвета вспыхнули слева и справа от полицейских судов. Звука взрыва не было слышно – в вакууме звук не передаётся. Полицейские суда мгновенно беспорядочно кинулись в разные стороны.

- Представляю, что сейчас творится в эфире, сэр! Какой руганью они нас обкладывают. – Карл довольно улыбался.

- Однако, они не такие дураки, чтобы остаться и выяснить всё с глазу на глаз, думаю, они не остановятся, пока не окажутся от нас на расстоянии 100 миль, – ухмыляясь ответил Алекс.

- Конечно, жизнь дороже. Даже малый калибр «Ревнивой» разнесёт такое судёнышко в пыль.

Алекс успел заметить, что воспользовавшись суматохой, белая яхта сделала крутой вираж и мастерски растворилась в космосе. Он удовлетворённо вздохнул. – Отбой боевой тревоги! - Немного подождав, Алекс развернулся и направился к штурманской рубке, отчёт всё ещё не был доделан.

- Сэр! – окликнул Алекса офицер связист, - здесь странная радиограмма, на запасной частоте. Это видимо чья-то шутка, сэр.

- Подойдя к оператору, Алекс взял небольшой кусочек ещё тёплой бумаги. На строгом официальном бланке для печати радиосообщений было напечатано: «Ты просто чудо, Смельчак!»

- Да верно, это чья-то шутка, - волна удовольствия прошла от пяток и до самой макушки. Ему было очень приятно, было ощущение, что она дотронулась до него. Так легко и ласково.

- Передайте на этой же частоте, - скомандовал Алекс помедлив:

- Ведь не получится им взять

- И ветер в банку затолкать.

И увидев изумлённый взгляд офицера связиста, усмехнулся и добавил,

- Передавайте, передавайте. Это тоже чья-то шутка.

Он смотрел прямо перед собой в глубины космоса, на звёзды и планеты, сквозь экраны и темноту, такую приятную и знакомую, какой она стала для Алекса после долгого нахождения в космосе. Но сейчас его внимание было направлено не на космос, он чувствовал Её, такую близкую и далёкую.

- Сэр, есть ответ, сэр, - услышал он радостный вскрик офицера связиста. – Это смайлик, улыбка, сэр. Алекс мельком взглянул на улыбающуюся рожицу на экране - две точки и скобка. «Она всё понимает… И я тоже» Его взгляд был устремлён то ли на экраны, то ли в далёкое будущее.

* * *

В углу каюты раздался щелчок переговорного устройства.

- Алекс, не спишь? Это Дэн. Зайди на мостик, есть новости для тебя.

- Иду, - раздался сонный голос в ответ.

Алекс в одних брюках отжимался от пола. За долгие годы это уже вошло в привычку сразу после сна делать хорошую зарядку. Это поддерживает мышцы в тонусе. Это особенно было важно для флотских. «Боги войны» по специфике своей работы имели не много физической нагрузки, поэтому её нужно было создавать искусственно. Другое дело – десант, тренировки для десанта проводились даже во время перелётов. Их жизнь в немалой степени зависела от силы, выносливости и скорости реакции. Последние несколько отжиманий дались с трудом, воинский несгораемый жетон брякал по полу, помогая держать ритм, мышцы на спине и руках напряглись. Закончив, Алекс легко поднялся и натянув комбинезон вышел из каюты.

- Доброе утро, Дэн, - крепким рукопожатием приветствовал Алекс улыбающегося Дэна. - Где это мы?

- На траверзе* необитаемая LB 307 держим курс на её соседку LB 306, конечной точке нашего маршрута. Там, как запланировано, пробудем 12 часов, а затем назад тем же маршрутом.

- Отлично, - Алекс привычно пробежал глазами по экранам, - зачем я понадобился?

Крейсер «Ревнивая Мэри» была на боевом дежурстве, завершая облёт своего сектора ответственности. На мостике кроме вахтенного офицера Дэна была обычная смена из трёх офицеров.

- Я просматривал сводку данных сканирования LB 307, - начал Дэн перелистывая в руках бумажные распечатки, - ничего особенного, всё как обычно. Обнаружен небольшой корабль, вернее одноместная яхта. Похоже на аварийную посадку, однако сигналов бедствия не подаёт. После того, как кэп прочитал сводку, он сказал, что это по твоей части. Можешь это объяснить? – Дэн устремил недоуменный взгляд на Алекса.

- Дай-ка сюда, - Алекс быстрым и точным движением выхватил сводку и начал быстро её просматривать. Алекс нашёл данные *автоматического опросчика позывных, и его лицо растянулось в довольной улыбке. Он подмигнул Дэну и вернув распечатки быстро направился к двери.

- Куда ты?

- К кэпу за увольнительной, - весело крикнул Алекс, - сойду на берег на сутки.

Ничего не понимающий Дэн, только пожал плечами. Странная прихоть ведь здесь даже отдохнуть негде, ни тебе увеселительных заведений, ни девочек, ни выпивки, ни потасовок. Ну, да ладно, космос каждого по-своему с ума сводит, подумал он:

- Давай. На обратном пути мы тебя подберём, – и вернулся к вахте.

Держа курс по сканеру, Алекс быстро определил место посадки яхты. Войдя в плотные слои атмосферы Алекс переключил полёт своего универсального истребителя в *атмосферный режим и легко заскользил над поверхностью земли. Сидя в привычной обстановке кабины военного истребителя под прозрачным колпаком, он получал большое удовольствие. Руки привычно ощущали штурвал, глаза держали в поле зрения приборы навигации, вождение не отнимало много внимания, и он с удовольствием разглядывал облака, земной рельеф, мелькающие леса, ущелья, реки. Снизившись до высоты пятидесяти метров, он мягко заскользил над верхушками деревьев. Планета просто утопала в зелени. Это было большим преимуществом для колонизации этой планеты, но большой минус заключался в совершенно невообразимом рельефе планеты. Вся её поверхность была густо усеяна гигантскими ущельями, достигающими ста метров в глубину. Они были расположены настолько часто и хаотично, что делали абсолютно невозможной какую-то застройку под города и населённые пункты. А полное отсутствие каких-либо полезных ископаемых делали нецелесообразным большое вложение средств.

Наконец он увидел корабль. Яхта стояла на небольшой опушке недалеко от крутого обрыва. Сделав круг над полянкой, Алекс ловко посадил аппарат неподалёку. «Похоже, сюрприза не получится, грохот двигателей мог не услышать только глухой». Заглушив двигатели, и открыв боковой люк, он прыгнул на землю. Ноги по колено потонули в густой траве, ярко светило солнце, дышалось легко. Он подошел к белой яхте. Замечательная яхта, он невольно залюбовался. Стройная, остроносая, с отличными аэродинамическими качествами весь вид указывал на её основное предназначение – скорость. Если яхту можно было сравнить с лебедем, то стоящий неподалёку тупорылый военный истребитель выглядел рядом с ней как серая ворона. Оснащённая мощными двигателями, она была сделана явно по заказу, не какой-то серийный ширпотреб. Входная дверь закрыта, никого нет. Он с удовольствием похлопал изящный *фюзеляж. Корабль ему нравился. Тут он увидел лежащий в траве съемный кожух обшивки двигателя и обошёл корабль. Его внимание привлекли обнажившиеся внутренности. С любопытством он заглянул внутрь. Так, понятно, перегретые трубки высокого давления, скорее всего надо будет сменить регулятор давления топлива. Слишком много *форсажа не полезно даже для такого мощного двигателя...

- Молодой человек, - от неожиданности, он резко отдёрнул голову и ударился головой об обшивку, - прежде чем заглядывать под юбку моей подружке следует спросить разрешения у меня.

Улыбнувшись, Алекс не спешил повернуться.

- А мне кажется, что твоя подружка уже проявила ко мне благосклонность, в отличие от тебя, Тесса.

Он обернулся. Тесса стояла на краю поляны. Она была в своём так привычном комбинезоне, в одной руке прозрачная ёмкость с водой, а другая многозначительно лежала на поясной кобуре, волосы небрежно лежали на плечах. Выражение её настороженных глаз мгновенно сменилось на радостное выражение, и эта радость бальзамом пролилась на сердце Алекса.

Они стояли в обнимку.

– Как же я по тебе соскучился, милая моя Тесса, - говорил он, то прижимая её к груди, то немного отдаляя стараясь разглядеть. Бутыль с водой валялась у их ног. Тесса, смеялась.

– Чё, правда что ли? – вся её недавняя строгость как будто улетучилась и она вдруг стала неожиданно кроткой, и трогательной. - Господи, а я то думала, кого чёрт принёс мне на голову. – шептала она. - А это ты, смельчак. Как здорово, а я то думала, ну всё, застряла. Моя подруга закапризничала, а я ведь ничего не понимаю в двигателях.

- Тесска! Милая, Тесска! – восторженно крикнул он и присев, поднял её, обхватив за бёдра и закружился по поляне, глядя на неё снизу вверх и пританцовывая. – Тесса! Милая моя принцесса, солнышко моё лучистое! Мы всё починим!

Она смеялась, обхватив ладонями его голову и теребя его за волосы.

Он опустил её, и прижался лбом к её лбу, она обняла его за плечи, а он обхватил руками её талию. Казалось, что его нет, как будто он растворился в ней как в колодце. Казалось, он сам, его энергия проникает внутрь неё, в её пространство, в котором было так тихо, глубоко и таинственно.

- Какая же ты … красивая, ты себе не представляешь. Только с тобой я дома, - сказал Алекс в полголоса. – Он слегка отстранился назад и тепло улыбался глядя ей в лицо. Глаза сияли от счастья. – Я боялся, что больше тебя не увижу. Знаешь…у меня такие смешанные чувства, с одной стороны я тобой восхищаюсь и в то же время как будто сочувствую что ли… Я люблю тебя, милая фея.

- Глупенький, - она с улыбкой ухватила его шутя за нос. Глядя прямо ему в лицо, она убрала какую-то пылинку у него со щеки, медленно провела по ней рукой, как бы знакомясь после долгого отсутствия, её лицо приобрело задумчивое выражение. – Алька, милый Алька… - Она слегка подалась к нему и их губы сомкнулись.

- Господи, - сказала она, отрываясь от долгого поцелуя, слегка оглядываясь по сторонам как бы приходя в себя. – У меня сносит крышу. Знаешь, такое ощущение, что у меня что-то внутри растаяло. Какой-то давнишний кусочек льда. Это ты во всём виноват, - засмеялась она.

- Это лучший поцелуй в моей жизни, - сказал он тихо, нежно глядя в её бездонные глаза. И за вторым поцелуем я прилечу куда угодно, хоть к чёрту в лапы.

- Дурачок, зачем же так долго ждать – сказала она почти шёпотом. Она притянула его к себе, и они снова слились в поцелуе.

Солнце всё шло и шло по небосводу, а они всё стояли, обнявшись счастливые, одухотворенные в своём чувстве. Для них не было ни этой поляны, ни солнца, ни кораблей. Во всей вселенной были только он и она.

(Музыкальное сопровождение темы «Алекс и Тэсса на LB 307»: группа Enya трек Na Laetha Geal M'Oige)

* * *

Уже смеркалось, Алекс натащил хворосту, сучьев и сухой травы. Достал из аварийного запаса спички и зажёг костёр.

Они сидели рядышком на поваленном дереве и глядели на весело пляшущие языки пламени. Хотя ничего не происходило, было ощущение какого-то магического действия.

Они почти не разговаривали, лишь короткие нежные взгляды и улыбки. Было ощущение общения без слов. Что-то таинственное, волшебное, какая-то вселенская нежность и эстетика пронизывала насквозь их тела и души. Ощущение тонкого духовного единства включало в себя всё: её, его, деревья, поляну, корабли, траву и звёзды.

И вдруг она запела. Неожиданно умело и мелодично. Алекс узнал эту песню, она была старой и известной. Слов на память он не знал, но тут же подхватил. Он глядел на Тессу, угадывая слова и подпевая. Это была песня, о жизни, приключениях, о радостях и невзгодах и о любви к жизни. Они пели и их голоса, казалось, сплетались и поднимались до звёзд и звёзды тоже подпевали им. Они посмотрели друг на друга и засмеялись. Потом пели ещё, другие песни. Затем просто сидели, обнявшись, и смотрели на костёр.

Он укрыл её толстым тёплым одеялом из аварийного запаса. Таким пользовались десантники в полевых условиях. Закутавшись в такое одеяло можно было перенести самые холодные ночи.

- Скажи, ты любишь свою команду? – вдруг спросила она, повернувшись к нему. – Глаза её пристально и внимательно смотрели на него.

- Конечно, - с гордостью сказал Алекс, ворочая горящие угли в костре, – экипаж для меня - всё. Я – это часть моей большой группы. Я неотделим от неё. Все эти пилоты, десантники, офицеры, оружейники, механики, весёлые и злые, задиристые и отдающие за тебя жизнь. Мы всегда готовы броситься на помощь, когда кто-то из нас в беде.

- Это хорошо, - сказала она со вздохом. И вдруг засмеялась, - Я вспомнила, как они тогда испугались в столовой на крейсере, когда я сказала, кто я. Я до сих пор чётко вижу их отвисшие челюсти. Они выглядели ужасно глупо.

- Да, полные придурки, - смеясь, поддержал её Алекс, - этого достоинства у них не отнимешь. И всё же я привязан к ним.

- А ты не боишься, что эта группа когда-нибудь исторгнет тебя из себя. – Тесса заглянула в его глаза пристально и, казалось, видела в них что-то такое далёкое, что не мог видеть никто.

- Что?! – он от души расхохотался, - Ты шутишь! Моя команда, да все флотские – за меня в огонь и в воду. А такие специалисты как я – всегда будут нужны космическим силам. О чём это ты? – он недоуменно повернулся к ней, обнимая крепче за плечи и заглядывая в глаза.

- Да, так, ни о чём. – Она постаралась спрятать свой взгляд, задумчиво глядя в огонь. Но, казалось, смотрела куда-то далеко, то ли в себя, то ли в глубь времён. Её большие глаза подернулись печалью, она поёжилась. – Дай-то бог, – произнесла она почти шепотом.

- Алька, - спросила она, посмотрев на него, – а тебе приходилось убивать людей?

- Хмм, - он криво усмехнулся, - да, интересный вопрос. Понимаешь… ну, конечно приходилось. Просто в современном бою с использованием суперсовременной техники ты не видишь глаза противника. Ты не видишь трупов. Когда удачным выстрелом ты разносишь корабль противника на кусочки, ты видишь только вспышку. Это, знаешь, как в компьютерной игре, попал – молодец, получаешь бонус. Десантники, те – да, они выполняют грязную работу, а мы «боги войны», «голубая кровь», здесь совсем по-другому. Трупы своих товарищей – я видел. Это да, а вот трупы врагов… Я тоже иногда об этом задумывался. Ведь там на другом конце прицела, наверное, такой же человек. И у него есть жена и дети и друзья и маму он любит.

- А ты боишься смерти? – продолжала она расспросы.

- После боя за столицу Ферры, уже нет. - Алекс посерьёзнел, задумался, и казалось, можно было разглядеть картинки, пробегавшие перед его мысленным взором.

- Расскажи мне об этом, - тихо попросила она.

- Хорошо, - согласился он, - но если вдруг надоест, сразу скажи, ладно? Такое ощущение, что это было очень и очень давно. Тогда шла война с Феогандийцами. С властью планеты Феоганда всегда было трудно ладить. Но тут они возомнили себя «высшей расой» и начали захватывать планету за планетой. В это же время чуть раньше начался мятеж на Зондигане, расположенном на другом конце вселенной, и вооружённые космические силы Конфедерации были распылены поэтому не сразу удалось взять безумцев под контроль. В штаб главного командования поступило сообщение о том, что феогандийцы собираются напасть на столицу планеты Ферры – мирную планету, малочисленное население которой состояло из профессиональных горнодобытчиков и металлургов. Это один из главных поставщиков ценных технических металлов во вселенной. Не было никакого стратегического смысла уничтожать столицу Ферры, так как жители этой планеты всегда держали нейтралитет, это трудяги, которые помешаны на металлургии. С малых лет все мужчины этой планеты начиная с малолетнего ребёнка – работали на шахтах. И уничтожение столицы (она же являлась практически единственным большим городом этой планеты) было скорее политическим шагом, запугиванием. Это было довольно неожиданно для нашего командования. Все крейсера находились далеко от этого места. Таким образом, случилось так, что мы выступили на двадцати боевых машинах против почти двухсот штурмовиков феогандийцев.

(Музыкальное сопровождение темы «Атака планеты из космоса»: группа Judas Priest трек Ram It Down)

- Ты шутишь?! - изумлённо воскликнула Тесса.- Да как же это возможно, это ведь верное самоубийство. На что же вы рассчитывали?

- Угу, точно. Именно так мы это и рассматривали, но выхода не было. – согласился Алекс. – Зато на нашей стороне была, во-первых внезапность, они никак не ожидали контратаки. А во-вторых, эта наша эскадрилья не была совсем обычной. У нас были очень высокоскоростные машины типа «Тандер» - «Молния» и все до одного «живые» пилоты.

- То есть как, живые? – перебила Тесса, - а у этих, феогандийцев пилоты были мёртвыми что ли?

- А, ты наверное не в курсе. – он взял её руку в свою и продолжил. – Для того, чтобы быть боевым пилотом нужно долго учиться тренироваться, осваивать машину, оружие, налетать определённое количество часов. Нужно иметь огромное личное желание летать, талант в конце концов. А у правительств подобных Феоганде обычно нет времени ждать. Тем более, что желающих стать консервированным пушечным мясом не очень много. Таким образом, был придуман, уж не знаю кем способ «директивного рекрутирования» будущих пилотов с последующим гипнотическим обучением. В многочисленных пунктах рекрутирования приглашают молодёжь отдохнуть за просмотром фильма. Перед фильмом бесплатно раздаются слабоалкогольные напитки, такие как «Крейзи Энержи», содержащие особый наркотический препарат. Фильм построен так, что постоянно давит на психику, постоянно очень жёстко доносится то, как здорово быть военным и в частности военным пилотом. Какая у него счастливая жизнь, много денег, много красивых женщин в каждом порту, слава, почёт и т.д. После фильма наглотавшуюся наркотиков молодёжь берут в оборот опытные рекрутёры, обещают райскую жизнь и т.д. Всё, что нужно – это поставить свою подпись вот здесь и… Парень ставит свою подпись под государственной присягой и после этого он уже не может изменить своего решения, так как это уже расценивается как измена родине. Затем они проходят курс «усиленного реактивного обучения». Принимая специальный препарат они десятки часов подряд просиживают в кресле симулятора, который долбит и долбит будущего пилота определённым набором картинок, пока у того не вырабатывается мгновенная реакция на неё. Затем выбирается другая ситуация и всё повторяется снова. Нормальный человек этого не выдерживает, поэтому перед этим им вживляют в голову особый имплантант. Маленькую такую микросхему контроля, после этого к тому же человек становится способен выполнять любую команду инструктора или командира.

- Какой ужас! - Тесса задохнулась от возмущения, - но ведь это означает конец самоопределению, конец собственному я. Какая мерзость! – её передёрнуло.

- Ну, да, правильно, зато быстро получается идеальная машина убийства, которая не думает, а мгновенно реагирует, на любое изменение обстановки и не задаёт лишних вопросов. Самое печальное, я слышал, что уже и в нашем Военном ведомстве начинают проводить такие секретные эксперименты, правда пока только на добровольцах.

- А ты… - Тесса со странным выражением лица спросила Алекса, - а тебя как обучали?

Посмотрев на её настороженное выражение Алекс не удержался от смеха.

- Не беспокойся, у меня не было курса подготовки «пилота-автомата», - он легонько толкнул её плечом, - нет, я учился старым добрым способом. Медленно и упорно, сквозь слёзы, сопли и пот, – он улыбнулся своим мыслям, как будто что-то припомнил, но посмотрев на Тессу, сдержался. Затем его лицо стало серьёзно-сосредоточенным. – Понимаешь в реальном бою, на сумасшедших скоростях только реагировать на изменение обстановки недостаточно. «Увидел и среагировал» - так не работает. Когда две боевые машины несутся друг на друга на форсаже это довольно быстро. Понять, что противник повернул влево, чтобы самому повернуть вправо, чтобы избежать столкновения времени не хватит. Только скорости реакции уже недостаточно. Результат – две охваченные пламенем машины. Поэтому и нужно так много пилотов. На самом деле, для того, чтобы выжить и победить мало уже мгновенно реагировать на то, что происходит в данный момент. Ты должен быть уже в будущем, - лицо Алекса покрылось румянцем, глаза засверкали, - понимаешь, как бы тебе это объяснить. Ты просто заставляешь события идти в том направлении, в котором задумал ты. Ты не ждёшь, чтобы увидеть, что противник делает вираж вправо, ты знаешь, что тебе НУЖНО, чтобы он сделал вираж вправо и он сделает это. Только так ты выигрываешь время, необходимое для манёвра. Ты просто настолько сильно находишься в настоящем времени, что начинаешь его обгонять. Силой своей мысли ты опережаешь ход развития событий. Мне довольно трудно это объяснить, ты понимаешь, о чём я? Ты как бы не думаешь, ты чувствуешь, обстановку, погружаешься в неё весь без остатка и доверяешь себе и своей интуиции.

- Да, кажется, понимаю, - Тесса оживилась, глаза её расширились, - то есть это значит не быть автоматом, который работает по принципу «раздражение – реакция», ведь именно так убивают быков во время развлечений. Ему показывают красную тряпку и у него нет выбора – он реагирует. Это очень новый взгляд на пилотирование.

- Нет, это как раз старый взгляд. Это очень старая школа. Во время учёбы, когда я имел уже достаточно опыта в пилотировании, нам объявили, что мы начинаем следующий этап нашего обучения – экспериментальный для нашей школы курс «сенсорного ориентирования». Никто ничего не понял, но всем было интересно. К нам в школу приехали инструкторы. Это были ничем не примечательные гуманоиды, больше похожие на конторских служащих, чем на пилотов. Особенно по сравнению с атлетически сложенными молодыми пилотами. До тех пор, пока такой инструктор не начинал с тобой разговаривать, или если курсант встречался с ним глазами, тогда не знаю почему, но ты весь превращался в слух. А с глазами у них было что-то не то.

- С глазами? - у Тессы очень заинтересовалась этим, - Как это?

- Ну, понимаешь, - Алекс усмехнулся, - это трудно объяснить. Было ощущение, что глаза у них очень большие, хотя физическая величина глаза была обычной. Было ощущение, что глаза у него размером с тарелку. Создавалось впечатление, что как будто из его глаз бьют два невидимых прожектора, излучающих свет, интерес. А после того, как один инструктор, стоя спиной к классу, несколько раз сделал очень точное замечание одному курсанту, который пытался корчить рожи, мы все уверовали, что они могут видеть и спиной.

После небольшого количества теории начались тренировки. Одна из тренировок была следующей. Курсант садился вместе с инструктором в истребитель. И обучаемому завязывали глаза. Инструктор просит взлететь, набрать высоту, сделать круг, и т.д. Это было нечто! Полная сосредоточенность, ты ничего не видишь, взлетаешь, стараешься чувствовать, доверять себе и чувствуешь, что летишь! Летишь! Тебя переполняет счастье и … тут чувствуешь, что рука инструктора слегка касается рукояти управления и в шлемофоне раздаётся его тихий и очень спокойный голос «Можете продолжать рассматривать свои картинки, так как я уже вывел машину из пикирования на учебный корпус». Силы небесные, это воздействовало гораздо сильнее, чем если бы он на тебя наорал. И всё повторялось заново. И снова его голос. И потом снова и снова. Потом уже идут полёты без инструктора, выполняя команды поворота, набора высоты, снижения по командам отданным по радио. Это было нечто. Но одно из последних упражнений никто из нашего курса не забудет никогда. Нас подняли ночью командой «По машинам!», когда я сел в свой истребитель и запустил двигатель, то увидел, что ни один из навигационных приборов не работает. Блок слепой навигации просто отсутствовал, их изъяли, как потом выяснилось. Была кромешная темнота, ни один прожектор на аэродроме не был включен. И в ушах раздался спокойный голос главного инструктора «Внимание, боевая задача. Взлететь и кружить над аэродромом, не выходя за его границы, на высоте не более пятидесяти метров». И я взлетел. И время как будто стёрлось. Я чувствовал пространство, кружил, зная, что здесь же летают еще двадцать девять машин. И это было восхитительно. Какое то вселенское единение. Ты просто чувствуешь и доверяешь себе и своим чувствам и ты летишь. Мы летали до рассвета. Самое шоковое состояние мы испытали с первыми лучами зари. Когда стало видно, что происходит вокруг. Воздух был просто нашпигован летящими машинами. Две машины тут же столкнулись в воздухе. После нескольких секунд паники я взял себя в руки и снова вернулся к ощущению полёта. И вместо того, чтобы смотреть – я продолжал чувствовать. Около восьми часов утра прозвучала команда на посадку. Потом выяснилось, что столкнувшиеся курсанты живы, и что ещё трое курсантов нарушили границы лётного пространства, набрав большую, чем было приказано высоту или улетели за пределы аэродрома. Все они потом были отчислены. А инструкторы, сделав своё дело, как то незаметно исчезли, как будто их и не было. – Алекс замолчал. Задумчиво перебирая прутиком угли.

- Так вот, все кто участвовал в бою на Ферре были живыми пилотами, это были ребята нашего выпуска. А имплантированные пилоты всегда будут проигрывать живым. Какая бы ни была отточенная машинная реакция, она всегда проигрывала живому намерению, эмоции, задору, всем этим «врёшь, не возьмёшь!» или «ах, так!».

Так вот, был один из паршивых дней в стиле Ферры. А это значит: тёмно-фиолетовые тучи, постоянно разрываемые молниями. На этой планете шли постоянные грозы, ясный день выглядел, как наше туманное утро. Вообще очень своеобразная планета и очень непохожие на других жители. Окружающий ландшафт – это горы, ущелья, еще раз горы. Столица, которая была, наверное, единственным городом в нашем понимании, имела удивительную своеобразную архитектуру. С давних времён она была обнесена высокой толстой стеной для защиты от диких зверей, самых замысловатых и зловещих тварей, которых только можно себе представить. И что интересно, люди не борются с ними, они предоставляют им полное право жить, просто отгораживаясь от них высокими стенами, защищающие их города, шахты, заводы. Пути сообщения - только воздушные. Большая часть мужчин находятся и работают вне города, в городе живут лишь их жены и дети.

Боевые штурмовые машины феогандийцев шли ровным строем, хорошо уверенные в своей безнаказанности. Выстроившись на одной высоте, около двухсот штурмовиков с красным ромбом – знаком Феоганды на фюзеляже с полным боезапасом летели к городу, намереваясь стереть его с лица земли. В это время за несколько десятков миль от города, на границе атмосферы из подпространства вынырнул военный грузовоз. Огромный черный корабль похожий на ларец, раскрыл свой зев из которого как горох посыпались продолговатые «тандеры» и тут же исчез снова. На грузовозе не было вообще никакого вооружения, поэтому он был бы очень лёгкой добычей для любого вражеского корабля. Чёрные «тандеры» похожие на укороченное веретено падали на планету, привлекаемые туда силой тяжести. И лишь почти достигнув земли были включены двигатели. Сделав невозможно крутой вираж и выровнявшись над поверхностью почвы они на полной скорости понеслись к городу всего в десятке метров над землёй. Предпринималось всё возможное, чтобы мы не были раньше времени обнаружены вражескими радиолокационными установками. Как живые пули выжав из «тандеров» всё, что только было можно мы миновали город, сдувая с крыш пыль. И тут мы увидели врагов. А они увидели нас, но было уже поздно. Как раскаленные гвозди проходят сквозь масло, так и мы прошли через их строй. На нашей стороне была неожиданность, плюс порядок построения вражеских машин был таков, что задние не могли видеть, что происходило впереди и понимали, что происходит лишь, когда видели пушки, плюющиеся им в лицо огнём. Всё время пока я пролетал сквозь строй я жал на гашетку паля из всех орудий. Это был славный заход. Но, несмотря на первый беспорядок, ромбы, нужно отдать им должное, быстро перестроились, и началась огненная круговерть. Невероятная, плюющаяся огнём гигантская карусель закружилась под темным небом, неподалёку от города. Издалека это напоминало рой гигантских странных пчёл, кружащих над горами. Время от времени то тут, то там в этой кутерьме возникала оранжевая вспышка взрыва и горящие обломки падали вниз. Мы имели преимущество в том, что имели больше целей. Шансов попасть друг в друга у нас было намного меньше, чем у них. Но за каждым «тандером» неслось по несколько вражеских машин. И мы выжимали из своих «молний» всё, что они могли и что не могли дать.

- Скажи, ты боялся умереть? - тихо спросила Тесса.

- Да, - просто ответил Алекс, - до тех пор, пока не начался бой, а потом… Знаешь, когда ты понимаешь, что шансов выжить у тебя нет никаких уже нет, страх пропадает и возникает задор. Ты расслабляешься и начинаешь получать удовольствие. Смерти боишься только когда она где-то неподалёку, а когда ты уже смотришь ей в глаза, когда ты настолько приблизился к ней, что уже сам стал смертью, тогда уже страха нет. Было ощущение невероятной свободы, всесокрушающей энергии. Сея смерть и уклоняясь от смерти врываешься в самую гущу боя. Проходя в сантиметрах от вражеского ромба вдруг видишь стиснутые челюсти и перекошенное перегрузкой лицо вражеского пилота и снова вираж, разворот, петля, огонь, огонь, крик, ругань в эфире, огонь, огонь, вражеский борт, лобовая атака, огонь, свой, чужой, чужой, свой. Вижу, что несколько феогандийцев повисли у меня на хвосте, скорости мало, уйти не могу. Устремляюсь вниз, к земле на полном ходу, ещё ниже, ещё немного ниже и делаю резкий выход из пике, мельком вижу, как первый преследователь врезавшись в землю становится замечательным фонтаном огня, а второй ломая стабилизаторы о скалистые выступы неуклюже выходит из боя, догоняешь последнего своего преследователя и влепляешь ему очередь в борт. Крик победы и тут же новая цель. Новая атака, контратака. Стиснутые зубы, «Давай милая не подведи. Скорости, скорости!» И радость от того, что прошла ещё одна секунда, а ты ещё жив. Злорадный смех при виде очередного горящего ромба.

Однако, через три часа боя обнаружилась проблема, кончился боезапас и пушки «тандера» смолкли. Тогда кто-то придумал, ломать днищем прозрачный фонарь кабины вражеского пилота и пошла новая игра. Идёшь в лобовую атаку на полной скорости, всё равно умирать, и вынудив врага отклониться ловким манёвром садишься брюхом «тандера» ему на голову – пилот мёртв, или оглушён, корабль падает. Это не было полезно для своей машины и требовало точного расчёта, чуть не рассчитал и тогда обе машины взрываются в воздухе. Но надеяться было не на что - горючее уже кончалось. И, когда я уже начал всерьёз раздумывать над тем какую смерть выбрать: вынужденную посадку и зубы местных динозавров или превратить себя в огненную вспышку взорвавшись вместе с врагом я услышал в шлемофоне: «Отбой «живые молнии» мы берём их на себя!». Господи, они успели! Как дождь среди ясного неба появились две эскадрильи подмоги. Мы успели и город был спасён. Пора было подумать о себе, но только я начал выходить из боя, как получил удар сзади, вспышка грохот, огромная перегрузка – взорвались остатки горючего. На огромной скорости я летел в сторону города. Бью по кнопке катапульты – безрезультатно, фонарь заклинило, бью по фонарю ногой, ещё, и ещё, хлопок, страшный удар, фонарь отошёл не полностью и катапульта сработав, врезается в колпак, теряю сознание, темнота.

(Музыкальное сопровождение темы «Битва»: группа Judas Priest трек Hard As Iron)

Очнулся. Туман, темнота, слабость. Вишу вниз головой на лямках каркаса катапульты. Вроде жив, а это уже достижение. Внизу, похоже, бетонная плита. Закрыл глаза, отдышался. Нащупал нож в ножнах у голенища ботинка, вынул его и разрезал ремни. Выпал на бетонку. Отдышался снова. Нет, так дело не пойдёт. Вынул из нагрудного кармана небольшой тюбик и выдавил тёмную массу в рот. Разжевал. Закрыл глаза. Ударная доза витаминов и аминокислот скоро подействовала, стало намного лучше. Заснул. Проснулся. Лёг на спину, сделал несколько глубоких вдохов, чтобы впустить побольше кислорода в организм. И, наконец, почувствовав прилив сил, встал. Это оказалась крыша дома. Я быстро нашел пожарную лестницу и спустился на пустынную улицу города. Было утро. Голова еще гудела, но настроение было отличное. Похоже, что я жив и похоже, что мы победили! Я шёл, оглядываясь по сторонам. Где найти своих? Через некоторое время увидел идущую впереди молодую местную жительницу. «Не могли бы вы подсказать, как…» - увидев мужчину в военном лётном комбинезоне она испуганно метнулась в сторону и скрылась. Что за чёрт! Я продолжил идти, оглянувшись увидел её голову, выглядывающую из-за дома, она наблюдала за мной. Да, ладно чёрт с ней. Так я и шёл, осматривая очень странную архитектуру города. Такое ощущение было, что я попал на пару сотен лет назад, было ощущение, что сейчас из-за угла выйдут закованные в доспехи копьеносцы, древние воины. Современные технологии постройки и в тоже время какие то башенки, дворцы, стены с зубцами, крупный камень для кладки. Через некоторое время я увидел, что в отдалении меня осторожно сопровождает уже несколько женщин и детей. Пожалуй, побьют еще камнями, усмехнулся я. Проверил на месте ли оружие. Людей вокруг становилось больше, но меня явно побаивались, хотя я заметил, что на меня начали смотреть уже не с ужасом, а с каким-то почтением и я бы даже сказал с благоговением. Было довольно лестно ощущать себя воплощением бога, однако толпа подходила всё ближе и ближе. Наконец я остановился и повернулся к ним.

- Да ладно, вам, я не кусаюсь, - я постарался сказать это как можно более дружелюбно. Потихоньку они подошли ближе, и меня окружила стайка женщин разных возрастов и детей. Я понимал, что ни слова не понимаю на их языке, но что-то нужно было сказать, поэтому я жестами попытался изобразить воздушный бой, выстрелы. Они смотрели на меня с любопытством, полтора десятка глаз вперившихся в меня. Вдруг, наконец, одна женщина прочитала табличку на груди, и воскликнул,а повернувшись к толпе «Пилота!». «Пилота! Пилота!» подхватили другие. Какая то молодая женщина схватила мою руку и начала целовать кто–то трогал одежду, гладил мои волосы, кто-то плакал, меня хлопали по спине, плечам.

- Да, ладно вам девушки, ну перестаньте, не надо, да что вы, - вдруг я почувствовал, что множество сильных женских рук поднимают меня в воздух, - Не надо, что вы делаете, перестаньте хулиганить, надорветесь. Ну, вы даёте, подруги! - И меня на руках понесли. Поняв, что сопротивляться бесполезно я успокоился и расслабился. В конце концов я дошёл до штаб-квартиры – гостиницы, где собирались все оставшиеся в живых участники этого боя. Нас буквально носили на руках весь, день, кормили благодарные жительницы города, а ночью эти женщины… - Алекс смущённо осёкся, покосившись на Тессу. Она понимающе улыбнулась. – Это, пожалуй, я тебе не буду рассказывать. В общем, они были очень нам благодарны. Да и демографическая обстановка в городе… ну ты понимаешь. Вот так это всё и закончилось. Это был триумф, был даже парад, мы прошли по главной улице города, в боевом облачении пилотов офицеров. И жители кидали нам букеты цветов под ноги. Улыбки, восторженные крики, воздушные поцелуи, музыка. Это был праздник победы, торжество силы и смелости, чести космических сил. Вечером по этой же улице провезли на гравитационных карах мертвых пилотов, ребят из нашей эскадрильи. Мы были вынуждены закрыть окна в гостинице, так как сердце просто разрывалось от тех криков горя и слёз, что наполнили эти же улицы. Вот таким я и запомнил своё первое и единственное посещение столицы Ферры. – закончил Алекс.

(Музыкальное сопровождение темы «Чествование победителей»: группа Judas Priest трек I'm A Rocker)

(Музыкальное сопровождение темы «Погибшие боевые товарищи»: группа Judas Priest трек Blood Red Skies)

- Ты как, не устала? – спросил Алекс, заглянув Тессе в глаза.

- Немножко, милый, но мне было очень и очень интересно, - она легла ему на плечо, - я как бы увидела тебя с другой стороны. Ты такой... разный. И … я тебя люблю.

Он обнял её за талию. Он чувствовал, как из его сердца идут потоками какие-то тёплые волны по рукам, в тех местах, где он касался её. И это сплеталось с её потоками. Сердце сладко замирало.

Утро было солнечное и безветренное. Щебетали птицы в густых ветвях, весело пролетала над поляной группа каких-то птиц, охотясь за мошками.

- Знаешь Алекс, я не люблю прощаться, не люблю слёз и всего такого, - сказала она с напускной весёлостью. Они стояли, обнявшись около готовой к старту «Чайки».

- Я понимаю, тебя и ты абсолютно права, - он старался поддержать эту весёлость, ему была ненавистна сама мысль расстроить её или заставить плакать. Как хочется сделать так, чтобы эти прекрасные глаза никогда не знали слёз. Алекс держался, хотя сердце сжало как железными клещами, но пока она была рядом – всё было хорошо. А уж потом он даст волю слезам и отчаянию. – Всё будет хорошо, моя фея, и мы ещё прогуляемся по твоей родной планете и я ещё увижу настоящие дворцы и настоящих ведьм.

Она прильнула к нему, они обнялись так крепко, что казалось сейчас растворятся друг в друге. Затем она быстро повернулась и ловко запрыгнула в кабину, гулко закрылась дверца. Она улыбнулась ему и что-то проговорив помахала рукой. И дала резкий старт. «Чайка» рванулась ввысь на форсаже*, покрывая грохотом всю округу. И он остался один. «Всё!» - подумал он и слёзы, казалось, сейчас хлынут потоком из его глаз и он просто разревётся от горя. И вдруг в этот самый момент пришло успокоение, от внезапно пришедшего осознания. «А что собственно случилось? Никто не умер. Тесса жива. Она есть. Просто её тело сейчас перемещается из одной точки пространства в другую. Вот и всё». Вдруг ему стало хорошо и легко. «Конечно, главное я знаю и ощущаю её. Она может быть где угодно. Где-то далеко или близко. Но она живёт, она есть. И это огромная радость, это самое большое блаженство, осознавать её присутствие в моей жизни. Пускай я не могу обнять её и поговорить, но она находится в моём пространстве и что бы ни случилось с ней, что бы ни случилось со мной, это есть и так оно и будет».

Он с облегчением вздохнул, огляделся вокруг, подкинул мягкий лётный шлем и ловко наподдав его ногой попал им прямо в распахнутую дверцу кабины своего серого истребителя. Упоённый и озарённый пошёл готовить корабль к взлёту, который отвезёт его назад к его родному экипажу.

* * *

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Приказ Генерального штаба Военного ведомства

№ 1052379 от …

Командиру корабля Алексу Гору за проявленную смекалку и храбрость при уничтожении вражеских военных баз, в результате которого противник был уничтожен без единого выстрела со стороны противника и без потерь со стороны личного состава и техники присвоить внеочередное звание и наградить медалью «Серебряная звезда».

Подписано Адмирал Флота …

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Приказ Генерального штаба Военного ведомства

№ 1052385 от …

Отменить приказ № 1052379 о награждении и повышении Алекса Гора. Вычеркнуть его имя из списка действующего состава, файл отправить в архив.

Подписано Адмирал Флота …

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Выдержка из протокола полевого трибунала:

«Судья: Алекс Гор, почему вы устроили мятеж на корабле, которым вы командовали и отказались выполнить законный приказ командования об уничтожении вражеского корабля?

Алекс Гор: Это не было бунтом, я остался верен военной присяге, защищать до последней капли крови своё правительство, имущество и жизни. Но это был не военный корабль, а корабль беженцев.

- Алекс Гор, объясните, почему вы игнорировали подтвержденный телексом письменный приказ об уничтожении вражеского корабля, и кто ещё участвовал в саботаже?

- Принимал решение только я. Остальные меня только отговаривали. И я повторяю, это был не военный объект. О чём я и докладывал. Я человек военный, а не наёмный убийца. По приказу командования мной было уничтожено пять так называемых вражеских баз. То, что они не оказали должного сопротивления удивило меня. Вначале я подумал, что причиной этого была хорошо спланированная внезапная атака. В последствии, при случайном осмотре последней уничтоженной нашей цели не было выявлено ни одного военного объекта. Там были только трупы мирных жителей. Мы убивали не сопротивляющихся мирных граждан и были марионетками в чужой грязной игре. Господин судья, необходимо расследовать это, кто-то там наверху должен быть сурово наказан за то, что таким образом подставил космический флот и замарал наш лётный мундир.

- Вы давали присягу?

- Так точно, господин судья.

- Скажите, Алекс Гор, если бы сейчас после этого суда вы сохранили свои полномочия командира, выполнили бы вы приказ командования об уничтожении того вражеского судна.

- Нет, господин судья.

- Дело закрыто.

Приговор: очевидно, что мы имеем дело с бывшим военным, который был непоправимо испорчен вражеской пропагандой. Считаем, разжалование недостаточной мерой, так как является опасным держать этого хорошо обученного военному делу человека в рядах невоенных граждан, так как, имея инакомыслящие взгляды, подсудимый потенциально может стать врагом нашего правительства и поддержать радикально мыслящие подпольные группировки.

Назначить меру наказания: не только лишение воинских званий, но и лишение всех гражданских прав, публичная экзекуция в своей воинской части. Затем стандартная процедура усмирения и пожизненная ссылка на LB 589324»

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Из докладной записки секретной части орбитальной полиции:

«Уважаемый сэр, сего числа … года в результате блестящей секретной операции нами была схвачена Тессионора …, которая не раз нарушала законы об иммиграционно - таможенном контроле. Наш агент, маскируясь под контрабандиста, заманил её в магнитную ловушку на LB889, пообещав информацию, связанную с предметом её поисков, вынудил её совершить посадку, где она и была захвачена и обезоружена. Допрос показал патологическую склонность к нарушению установленного порядка и непокорность. Руководствуясь данными мне полномочиями, рекомендую применить высшую меру наказания: лишение всех гражданских прав, стандартная процедура усмирения и пожизненная ссылка на LB 589324.

Комиссар полицейского департамента…»

Резолюция: Одобрено.

(Музыкальное сопровождение темы «Подавляющая политика»:

группа Judas Priest трек Monsters Of Rock)

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

* * *

На далёкой LB 589324, которая лежала вдалеке от проторенных путей и которую местные жители назвали так странно - "земля" был ясный день.

В классе Саентологической Академии был перерыв. С шумом и смехом класс наполнялся студентами, будущие одиторы занимали места. Тут и там раздавались шутки и оживлённые разговоры. И лишь два человека сидя за столами для прослушивания лекций, казалось, не замечают никого, глядя друг на друга.

Молодой мужчина, широко улыбаясь, смотрит на красивую молодую женщину, которую он уже заметил в Академии раньше. И сейчас он безумно рад, что она каким-то чудесным стечением обстоятельств оказалась рядом с ним за одним столом и у них, наконец, есть возможность познакомиться. Такое ощущение, что вся его жизненная энергия вдруг взволновалась, пришла в движение и потекла теплым гармоничным потоком из сердца, вливаясь в её умные чуть насмешливые глаза, в её сердце, в её пространство.

Странное чувство неловкости и одновременно ощущение, чего-то неуловимо близкого и родного овладело обоими. Какая-то непонятная детская радость, предвещающая начало чего-то хорошего, чего-то сказочно восхитительного и огромного. Начало какого-то светлого свободного будущего для всех, будущего без подавления, которое уже ничто не сможет омрачить.

(Музыкальное сопровождение темы «Алекс и Тэсса снова вместе»: группа Enya трек Caribbean blue)

Бугров Александр ноябрь 2008 г 
г. Пермь

 

 

 

Словарик:

- *LB 302 – (Land Base) – наземная база номер 302. Любая планета, нанесённая на карты военного ведомства как входящая в зону ответственности. LB могут иметь базы для дозаправки или же нет.

- *Автоматический опросчик позывных – специальное радиоэлектронное оборудование, которое распознаёт тип любого судна и его позывные в радиусе многих миль и отображает данные на специальном экране.

- *Атмосферный режим – режим полёта летательного аппарата в воздушной среде (не в вакууме), в этом случае могут быть использованы крылья, тогда как при полёте в открытом космосе крылья бесполезны.

- Боевая часть 2 – одна из семи боевых частей на военном корабле. БЧ-2 отвечает за артиллерию, и прочее вооружение, БЧ-7 – командное отделение, БЧ-1 штурманское, БЧ-5 машинное, БЧ-3 – связь, радиолокационное обеспечение и т.д.

- Бортовой журнал – тетрадь для записей во время полёта на космическом корабле, самолёте или плавания на судне.

- Вахта – сменное дежурство членов судового экипажа.

- Вираж – поворот (обычно с креном); движение по окружности самолёта автомобиля и т.п.

- Гашетка – приспособление для приведения в действие спускового механизма автоматического огнестрельного оружия.

- *Гравитационный кар – лёгкая машина передвигающаяся в метре над поверхностью земли без колёс и других приспособлений. Используется для перевозки людей и грузов на небольшие расстояния по ровной поверхности. Непригодна для пересечённой местности.

- *Дрейф – движение судна под воздействием течения, ветра. Здесь – медленное перемещение корабля с выключенными двигателями, под воздействием инерции или гравитации.

- Имплантант – биологическая или искусственная ткань, орган и т.п., вживляемая в организм человека, животного.

- Кабельтов – морская мера длины равная 1/10 мили то есть 1825,2 метра.

- Катапульта – устройство для автоматического выбрасывания из летательного аппарата (лётчика, космонавта) с последующим спуском его на парашюте.

- Кают-компания – общее помещение на военном судне для еды и отдыха офицеров.

- Комбез - комбинезон.

- Крейсер – быстроходный боевой корабль с сильным артиллерийским, торпедным, минным, ракетным вооружением.

- Кэп – (сленг) сокращённо – капитан.

- Миля – единица длины, измерения расстояний, применяемая в морском деле, 1853 метра.

- *Мобильный извещатель команды – это не переговорное устройство. Этот прибор выдаётся всем членам экипажа, кто сходит на берег, чтобы всегда можно было экстренно собрать всю команду.

- Морфей – в древнегреческой мифологии: бог сновидений, обычно изображался молодым крылатым юношей.

- Мостик – специально оборудованная площадка на каком-либо возвышенном месте, предназначенная для наблюдения за чем-либо, управления, командования.

- Отсек – изолированное или отделённое от других помещение обычно на корабле или летательном аппарате.

- Подволок – внутренняя сторона палубной обшивки у судов; потолок.

- Рубка – закрытое сооружение на верхней палубе или надстройке судна, не доходящее до бортов. (Надстройка – закрытые помещения, расположенные на верхней палубе судна)

- Сканер – устройство, позволяющее на расстоянии получить данные о каком то объекте.

- Смайлик – это ряд знаков в тексте, которые, если текст повернуть на 90 градусов, напоминают лицо, выражающее различные эмоции. Обычно используются следующие смайлики:

Счастлив :-) Грустный :-(

Очень счастлив :-)) Очень грустный :-((

Не решил :-/ Хохочет :-@

Злой :-t Крик одобрения :-V

Потрясён :-O Не одобряет :-{

Подмигивает ;-) Разочарован :-e

- Старпом – старший помощник капитана на судне.

- Траверз – направление перпендикулярное курсу судна.

- Увольнительная – документ, дающий право на увольнение (краткосрочный отпуск военного).

- Фонарь – прозрачный колпак, накрывающий кабину пилота в истребителе.

- Форсаж – резкое усиление мощности двигателя, скорости движения (от. Франц forcage – принуждение, форсирование)

- Фюзеляж – корпус, остов самолёта.

- Шлемофон – шлем лётчиков, космонавтов, танкистов с заключённым в нём переговорным устройством.

- Шлюзовая камера – герметичный отсек космического корабля позволяющий переходить из пространства одного давления в пространство другого давления.

 


Art73.ru

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
На главную страницу




ДОБАВЬ ТЭТУ В ИНТЕРНЕТ
Саентология и Дианетика
СОЗДАЙ СВОЙ САЕНТОЛОГИЧЕСКИЙ САЙТ


Вы можете отблагодарить автора сайта - R200967916464 (WM-кошелек)
Полученные средства будут использованы на продвижение Саентологии в Интернете.